Пол Грэм – Может ли венчурный капитал понести ущерб в связи с рецессией?

Декабрь 2008

(Первоначально я написал это по просьбе компании, готовившей отчет о предпринимательстве. К сожалению, после прочтения статьи они пришли к выводу, что она слишком спорная для того, чтобы ее включать в отчет.)

Венчурное финансирование, вероятно, несколько приостановится во время сегодняшнего кризиса, как это обычно происходит в тяжелые времена. Но в этот раз результат может быть другим. В этот раз число новых стартапов, возможно, не уменьшится. И для венчурных капиталистов это может оказаться опасным.

Когда после «интернет пузыря» прекратилось венчурное финансирование, уменьшилось и создание стартапов. В 2003 году число новых стартапов было небольшим. И все же в настоящее время стартапы не так связаны с венчурным капиталом, как это было 10 лет назад. Сейчас возможен отход стартапов от венчурного капитала. И если такой отход произойдет, то после улучшения экономики, стартапы могут не вернуться к венчурному капиталу.

Причина того, что стартапы больше не испытывают сильную зависимость от венчурного капитала, объясняется тем, что всем, кто занимается стартаповым бизнесом, сегодня известно, что стало намного дешевле учреждать стартап. На то есть четыре основных причины: закон Мура сделал дешевле оборудование; открытые исходники сделали программное обеспечение бесплатным; сеть сделала бесплатными маркетинг и дистрибуцию; а более мощные языки программирования означают, что группы разработчиков могут быть малочисленнее. Эти изменения сильно снизили расходы при учреждении стартапа. В большинстве стартапов — вероятно, в большей мере тех, которые финансирует Y Combinator — самые большие траты — это просто жизненные расходы самих учредителей. У нас были стартапы, которые были рентабельны при ежемесячном доходе $3000.

Что касается доходов, $3000 — незначительная сумма. Зачем кому-то нужен стартап, приносящий $3000 в месяц? А затем, что эта сумма денег, хотя и незначительная, если говорить о доходах, может полностью изменить ситуацию с финансированием стартапа.

Человек, управляющий стартапом, всегда мысленно пытается прикинуть, как долго они могут продержаться, пока не закончатся деньги в банке, и им или придется стать прибыльными, или занять деньги, или же выйти из дела. Как только вы преодолеваете порог рентабельности — неважно насколько низкий, вы сможете продержаться бесконечно долго. Это качественное изменение, подобно тому, как звезды сливаются в линии и исчезают по мере ускорения «Энтерпрайза» в пространстве. Как только вы начинаете получать прибыль, вы перестаете нуждаться в деньгах инвестора. И поскольку управлять интернетовскими стартапами настолько дешево, порог рентабельности может быть весьма низким. Это означает, что многие интернетовские стартапы более не нуждаются в инвестициях в масштабах венчурного капитала. На языке венчурных капиталистов для многих стартапов венчурное финансирование перешло из «должны иметь» в «хорошо бы иметь».

Это изменение произошло без чьего-либо участия, и по крупному счету его последствия пока еще не ясны. Во время самого низкого уровня экономической активности после «интернет пузыря» стало крайне дешево учреждать стартап, но мало кто сознавал это, потому что стартапы почти вышли из моды. Когда стартапы снова стали популярны, где-то около 2005 года, инвесторы вновь начали выписывать чеки. И хотя учредители, возможно, и не нуждались в венчурном финансировании, они все же охотно соглашались взять деньги, если им предлагали, частично потому, что среди стартапов сложилась традиция брать венчурные деньги, а отчасти потому, что стартапы, как собачки, всегда готовы поесть, если им выпадает такая возможность. И поскольку венчурные капиталисты выписывали чеки, ничто не принуждало учредителей исследовать, насколько маленькая сумма им необходима. Было несколько стартапов, которые случайно обнаружили этот предел в силу необычных обстоятельств — наиболее известна 37signals (частная компания, создающая программные продукты), которая обнаружила этот предел потому, что вступила на территорию стартапов из другой области: они начинали как консалтинговая фирма, так что имели доход до того, как получали продукт.

Венчурный капитал и учредители, подобно двум деталям, обычно были скреплены болтом. Около 2000 года болт вынули. И поскольку до сих пор эти детали подвержены воздействию одних и тех же сил, они кажутся все еще скрепленными друг с другом, хотя на самом деле одна просто лежит на другой. Какой-нибудь сильный толчок заставит их разлететься в разные стороны. И сегодняшний кризис вполне мог бы стать таким толчком.

Поскольку Y Combinator находится в конце спектра, мы, вероятно, должны быть первыми, кто заметит признаки разделения между учредителями и инвесторами, и в самом деле, мы видим их. Например, хотя крах фондового рынка, похоже, сделал инвесторов более осторожными, он, кажется, не повлиял на число людей, желающих учредить стартап. Мы принимаем заявки на финансирование каждые 6 месяцев. Прием заявок на текущий цикл финансирования закончен 17 октября, сразу после краха рынков, и, не смотря на это, у нас рекордное число, составляющее 40% от того числа, что наблюдалось год назад в таком же цикле.

Может через год все будет по-другому, если экономика будет продолжать ухудшаться, но пока среди потенциальных учредителей не наблюдается какой-либо спад заинтересованности. Это совсем другая ситуация по сравнению с тем, что было в 2001. Тогда среди потенциальных учредителей витало ощущение, что со стартапами покончено, и что надо просто идти учиться дальше. Сейчас такое не наблюдается и это частично потому, что даже в очень трудное экономически время не сложно создать что-либо, что будет приносить $3000 ежемесячно. Если инвесторы прекратят выписывать чеки, кого это станет волновать?

Мы также видим признаки расхождения между учредителями и инвесторами в тех установках, что присущи существующим стартапам, которые мы финансируем. Недавно я разговаривал с представителями одного из них, раунд которого провалился в последнюю минуту из-за сущего пустяка, который обычно может разрушить сделку, если инвесторы чувствуют, что имеют преимущество, — вы не поверите, из-за неуверенности в том, правильно ли учредители заполнили свои формы 83(b). И все же, очевидно, что этот стартап будет преуспевать: их кривые трафиков и доходов напоминают взлетающий реактивный самолет. Я поинтересовался у них, не желают ли они, чтобы я представил их новым инвесторам. К моему удивлению они отказались, сказав, что они просто потратили впустую четыре месяца, сотрудничая с инвесторами, и что они теперь намного счастливее, потому что у них нет больше в этом необходимости. У них был один друг, которого они хотели нанять, используя деньги инвестора, но теперь им придется это отложить. Но с другой стороны они чувствуют, что имеют достаточно в банке, чтобы достичь рентабельности. Чтобы обеспечить это наверняка, они переехали в более дешевое помещение. И я уверен, что при данной экономике они оказались в выигрышном положении.

Нескольких YC учредителей, с которыми я разговаривал в последнее время, дали мне понять, что «инвесторы не стоят того, чтобы беспокоиться по их поводу». По крайней мере, один стартап из самого последнего (летнего) цикла, возможно, не станет занимать даже ангельских денег, не говоря уже о венчурных. Ticketstumbler достиг рентабельности, используя инвестицию Y Combinator $15 000, и они надеются, что им не понадобится дополнительная сумма. Это удивило даже нас. Хотя YC основан на идее создания условий для более дешевого учреждения стартапа, мы все же не ожидали, что учредители превратят свои стартапы в процветающие, используя лишь инвестиции YC.

Если учредители решат, что венчурный капитал не стоит того, чтобы о нем беспокоиться, это может быть плохо для него. Когда экономика улучшится через несколько лет, и венчурные капиталисты снова будут готовы выписывать чеки, они могут вдруг обнаружить, что учредители продвинулись далеко вперед.

Существует сообщество учредителей, точно так же, как существует сообщество венчурных капиталистов. Они все знают друг друга, и обмен методами между ними осуществляется очень быстро. Если один из них попробует новый язык программирования или нового провайдера хостинга и получит хорошие результаты, через 6 месяцев половина из них сделает тоже самое. То же происходит и в отношении финансирования. Современное поколение учредителей хотят занимать деньги у венчурных капиталистов и особенно у Sequoia, потому что Лари и Сергей занимали деньги у венчурных капиталистов и особенно у Sequoia. А теперь представьте, что произойдет с бизнесом венчурных капиталистов, если новая очень популярная компания вообще не станет занимать у венчурных капиталистов.

Венчурные капиталисты полагают, что играют в игру с нулевой суммой. На самом деле, все не так. Если вы проигрываете сделку фирме Benchmark, вы проигрываете лишь сделку, но венчурный капитал как индустрия все еще в выигрыше. Но если вы проигрываете сделку Никому, то все венчурные капиталисты действительно проигрывают.

Этот экономический спад, возможно, отличается от того, что был после «интернет пузыря». В этот раз, возможно, учредители будут продолжать основывать стартапы. И если это будет так, венчурным капиталистам придется продолжать выписывать чеки, или же они могут оказаться не у дел.

Благодарю Сэма Альтмана (Sam Altman), Тревора Блэквелла (Trevor Blackwell), Дэвида Хорника (David Hornik), Джессику Ливингстон (Jessica Livingston), Роберта Морриса (Robert Morris) и Фреда Уилсона (Fred Wilson) за помощь в работе над черновым вариантом этой статьи.

Paul Graham, «Could VC be a Casualty of the Recession?».

© 2008–2019 Roman Zolotarev  User Agreement  Privacy Policy