The Other Half of “Artists Ship” by Paul Graham. More essays

Вторая половина “художники творят”

Пол Грэм

Ноябрь 2008

Одно из различий между крупными компаниями и стартапами заключается в том, что первые имеют тенденцию к разработке механизмов, которые предохранят их от ошибок. Стартап напоминает малыша, который постоянно натыкается на окружающие предметы и падает. Крупная компания более осмотрительна.

Постепенное нарастание числа проверок в организации — это своего рода курс обучения, основанный на катастрофах, которые пришлось пережить этой организации или компаниям подобным ей. Например, после заключения договора с неким поставщиком, который становится банкротом и не может осуществить поставку, компания, возможно, потребует от всех поставщиков доказательств их платежеспособности прежде, чем делать предложение о заключении контракта.

По мере роста компании неизбежно наращивают число таких проверок или вследствие тех катастроф, которые они пережили сами, или же (что зачастую более вероятно) из-за того, что нанимают служащих из более крупных компаний, которые приносят собой традиции страховать себя от катастроф какого-либо нового типа.

Для организаций естественно учиться на ошибках. Проблема в том, что люди, которые предлагают новые виды проверок, почти никогда не принимают во внимание, что сама по себе проверка имеет цену.

Каждая проверка имеет цену. Например, рассмотрим случай, когда поставщиков вынуждают подтвердить свою платежеспособность. Вне сомнений, это простая осмотрительность. Но в действительности, это могло бы повлечь значительные расходы. Совершенно очевидно непосредственное расходование времени людьми с обеих сторон, как тех, кто поставляет, так и тех, кто занимается проверкой платежеспособности поставщика. Но реальные расходы — это те, о которых вы никогда не слышали: некая компания могла бы быть наилучшим поставщиком, но она не предлагает заключить договор, потому что не желает тратить усилия на то, чтоб получить подтверждение своей платежеспособности. Или же компания, которая могла бы быть самым лучшим поставщиком, просто не дотягивает до уровня платежеспособности, — который, скорее всего, был установлен высоко, поскольку реальные расходы, связанные с завышением уровня платежеспособности не очевидны.

Когда кто-либо в организации предлагает добавить какую-нибудь новую проверку, он должен объяснить не только выгоду, но и ее стоимость. Не важно насколько плохо проведен анализ, эта мета-проверка, по крайней мере, напомнила бы всем, что должны быть и издержки, и вынудила бы поискать их.

Если бы компании начали делать это, они бы обнаружили поразительные вещи. Недавно в Y Combinator Джоэль Сполски разговаривал о продаже программ с клиентами корпораций. Он сказал, что во многих компаниях возможна покупка программ стоимостью до $1,000 отдельными менеджерами без дополнительных подтверждений. Выше этой суммы, закупка программ обычно должна быть подтверждена комиссией. Но проверка данного процесса была настолько дорогой для продавцов программ, что запрашивать менее $50,000 не имело смысла. Это означает, что, если вы производите продукт, который вы могли бы продавать за $5,000, вы вынуждены продавать его за $50,000.

Цель комиссии, по-видимому, убедиться, что компания не потратит деньги понапрасну. И в итоге, компания платит в десять раз больше.

Контроль закупок всегда будет дорогим, потому что, чем труднее продать что-то вам, тем больше это что-то должно стоить. И, кроме того, здесь не просто линейная зависимость. Если достаточно трудно продать какой-то продукт вам, самые лучшие производители не захотят суетиться. Единственно кто станет вам продавать — это компании, которые специализируются на продажах именно вам. В этом случае вы опуститесь на совершенно новый уровень неэффективности. Рыночные механизмы прекратят защищать вас, потому что на рынке больше нет хороших поставщиков.

Такие вещи происходят постоянно с самыми крупными организациями при любом правительстве. Но проверки, учреждаемые правительством, могут породить более серьезные проблемы, нежели простая переплата. Контроль, учреждаемый, правительством способен нанести ущерб всей экономике страны. Вплоть до 1400 года Китай был богаче и более технологически развит, чем Европа. Единственная причина, по которой Европа вышла вперед, заключалась в том, что китайское правительство ограничило поездки на дальние расстояния с коммерческими целями. И как результат, европейцы смогли исследовать весь мир, включая Китай, и, в конце концов, заняли в мире господствующее положение.

Не так давно финансовое законодательство Sarbanes-Oxley (SOX) практически разрушило IPO рынок (фондовый рынок первичного размещения акций) США. Законодатели, написавшие этот закон, не преследовали такую цель. Они просто хотели добавить несколько дополнительных проверок для открытых акционерных обществ. Но они забыли принять во внимание стоимость. Они забыли, что компании, решившиеся на превращение в открытое акционерное общество, обычно находятся в напряженном состоянии, и что вес немногих дополнительных проверок, который General Electric могла бы выдержать легко, вполне достаточен для того, чтобы помешать более молодым компаниям стать открытыми акционерными обществами.

Однажды, когда вы начнете задумываться о стоимости проверок, вы станете задаваться и другими интересными вопросами. Увеличивается или снижается эта стоимость? Является ли она более высокой в некоторых отраслях по сравнению с другими? Где она повышается рывками? Если крупные организации начнут задавать себе эти вопросы, они узнают о некоторых пугающих вещах.

Я полагаю, что стоимость проверок может в действительности повышаться. Причина в том, что программное обеспечение становится все более важным для компаний, и проверки наносят чрезвычайный ущерб людям, создающим программы.

Программисты отличаются от других служащих тем, что лучшие из них на самом деле любят усердно трудиться. В большинстве видах трудовой деятельности такое явление не наблюдается. Когда я работал в сфере «фаст-фуд», нам не нравилось время наибольшего наплыва посетителей. А когда я подстригал газоны, мне определенно не нравилось, когда после недели дождей трава сильно подрастала.

А вот программистам по нраву писать больше программ. Или если выразиться точнее, выпускать большее количество программ. Программистам нравится привносить что-то совершенно новое. По крайней мере, хорошим программистам.

Для хороших программистов, работающих для стартапа, самым лучшим является то, что в этой ситуации при выпуске программ мало проверок. В истинных стартапах вообще нет проверок извне. Если утром у вас родилась идея создания какой-то новой функции, вы можете написать ее и до обеда протолкнуть на рабочий сервер. И когда вы можете делать это, у вас появляются другие новые идеи.

В больших компаниях программа должна пройти через различные этапы утверждения прежде, чем она может быть запущена. И цена этого процесса может быть огромной, — и на самом деле, неустойчивой. Недавно я разговаривал с группой из трех программистов, чей стартап несколько лет назад был приобретен крупной компанией. Когда они были независимы, они могли выпускать изменения в программах мгновенно. Сейчас же, по их словам, они могут выпустить программу на рабочий сервер через две недели, и это самое быстрое. Это не только делает их менее продуктивными. Это заставляет их ненавидеть работу на компанию-приобретателя.

Вот признак того, насколько программисты любят, когда им дают возможность усердно трудиться: эти парни заплатили бы, чтобы получить возможность выпустить свою программу немедленно, как они к этому привыкли. Я спросил их, готовы ли они заплатить 10% от цены, за которую был приобретен их стартап, чтобы им дали возможность выпускать свои программы сразу же, и все трое тотчас же сказали «да». Тогда я поинтересовался, какой максимальный процент от цены приобретения их стартапа они готовы заплатить за это. Они сказали, что даже не хотят думать об этом, потому что боятся признаться себе в том, как много готовы отдать, и у меня сложилось впечатление, что примерно половину.

Они пожертвовали бы сотни тысяч долларов, возможно миллионы, просто за то, чтобы иметь возможность поставлять больше программ пользователям. И знаете что? Позволить им это было бы абсолютно безопасно. В самом деле, компании-приобретателю было бы лучше отойти в сторону, потому что эти парни не только ничего не испортили бы, напротив, они сделали бы гораздо больше. В действительности компания-приобретатель получает менее качественное исполнение по более высокой цене. Совсем как комиссия, утверждающая закупку программ.

И как в ситуации, когда трудно продать что-либо, самая большая опасность не в том, что вы переплачиваете, а в том, что самые лучшие поставщики просто не будут продавать вам, так и здесь, самая большая опасность чрезмерных проверок в отношении программистов не в том, что вы сделаете их непродуктивными, а в том, что хорошие программисты просто не захотят работать на вас.

Известное изречение Стива Джобса «дайте художникам творить» содержит две истины. Профессионалы нетолько способны поставлять свой продукт, они настаивают на этом. Иесли вы не позволите людям делать это, у вас не будет профессионалов.


© 2008–2019 Roman Zolotarev  User Agreement  Privacy Policy